Открытый информационный портал еврейской общины России и русскоязычной Диаспоры *. При творческом участии Агудас Хасидей Хабад Еврейской Религиозной Общины Любавических Хасидов
На главнуюrssДобавить в избранноеJewish Info

Новости
Комментарии
Аналитика
Общины
Персоналии
Библиотека
Форум
Полезные материалы



Соглашение с Ираном: историческая сделка или историческая ошибка

версия для печати
Соглашение с Ираном: историческая сделка или историческая ошибка
Тема: Иранская ядерная угроза

В ночь на воскресенье, 24 ноября, из Женевы пришло сообщение о достижении договоренности, которая может снять международную озабоченность иранской ядерной программой. То, что участники переговоров преподнесли как триумфальную сделку, на деле является рамочным соглашением с неопределенными обязательствами сторон, которое в любой момент может быть торпедировано.

Очередной раунд женевских переговоров продолжался четыре дня. Из дипломатических источников и ранее поступали сигналы о том, что сделка близка как никогда, но подобное происходило и раньше, так что никто не ожидал скорой развязки.

В переговорах, проходивших на уровне министров иностранных дел, принимали участие Иран с одной стороны и пять ядерных держав (США, Россия, Китай, Великобритания, Франция) плюс Германия ― с другой. Итоговый документ (.pdf) носит название «Совместный план действий». Его суть заключается в том, что если в течение полугода Ирану удастся доказать свою договороспособность, то мировое сообщество рассмотрит возможность отмены санкций, наложенных на него ООН семь лет назад. Кроме того, отдельные ограничения на внешнюю торговлю и финансовые операции с Исламской республикой ввели США и Евросоюз.

По условиям сделки Иран должен прекратить обогащение урана выше пятипроцентного уровня (этот предел выбран, потому что уран с уровнем обогащения в пять процентов является основным топливом для ядерной энергетики) и избавиться от урана, обогащенного сверх этих значений. Предположительно, речь идет примерно о 200 килограммах урана с 20-процентным уровнем обогащения.

Иран также обязуется на время прекратить строительство новых центрифуг и других мощностей для обогащения урана, а также заморозить работы на заводе по производству тяжелой воды в Араке, где, как полагают, планируется получать плутоний. Инспекторы МАГАТЭ должны будут получить свободный доступ в ядерные центры, расположенные в Натанзе и Фордо, причем их визиты будут осуществляться явочным порядком без предварительного уведомления.

В обмен на эти действия с Ирана будут частично сняты санкции по второстепенным позициям, которые принесут стране семь миллиардов долларов. Всего экспортные возможности Исламской республики оцениваются приблизительно в сто миллиардов долларов, но из-за наложенных ограничений значительная часть продукции оказалась невостребованной. По условиям сделки Иран сможет возобновить операции с драгметаллами, но увеличить продажи нефти и нефтепродуктов в ближайшие полгода ему не разрешат. Соблюдение Тегераном всех взятых обязательств также послужит ему гарантией от новых санкций.

Точные сроки, в которые Ирану вернут возможность свободно торговать определенными товарами, пока неясны. Министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус заявил, что Евросоюз, возможно, снимет санкции уже в декабре. Однако этот вопрос должны сначала обсудить главы внешнеполитических ведомств всех 28 членов ЕС, а затем решение еще предстоит одобрить руководящим структурам союза.

Тем временем бушуют страсти в американском Конгрессе, где республиканцы, а также и ряд однопартийцев президента Барака Обамы по Демократической партии настаивают на введении против Ирана новых санкций. Белому дому пока удается сдерживать напор недовольных смягчением позиции Вашингтона по отношению к Тегерану, но никто не может поручиться за дальнейшее поведение конгрессменов, особенно если учесть, что их претензии к администрации Обамы по внутриполитическим вопросам множатся с каждым днем.

Неясна пока ситуация и с ключевой для Ирана темой ― о его праве на обогащение урана. Ранее Тегерану, который утверждает, что его атомная программа преследует исключительно мирные цели, предлагали получать из-за границы уже готовое ядерное топливо для АЭС при условии, что отработанные ядерные материалы затем будут вывезены из страны. Эта инициатива в итоге была отвергнута в Тегеране, что послужило поводом для наиболее радикального ужесточения санкций.

По итогам женевских переговоров Иран заявил, что достигнутое соглашение подразумевает право республики на обогащение урана. Однако госсекретарь США Джон Керри подчеркнул, что подобное признание никак не зафиксировано документально. Его российский коллега Сергей Лавров заявил, что это признание является конечной целью начатого процесса, но сначала необходимо убедиться, что иранская ядерная программа не несет угрозы миру и будет находиться под постоянным контролем МАГАТЭ.

Несмотря на расплывчатый характер договоренностей, в Иране они были восприняты с энтузиазмом, особенно либеральной (по иранским меркам) прессой. Особой похвалы удостоился глава МИД Исламской республики Мохаммад Джавад Зариф, которому удалось удержаться в пределах «красной линии», очерченной духовным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи. Тем не менее консервативные издания скептически восприняли соглашение, отмечая, что Соединенным Штатам доверять не стоит.

У главных противников Ирана ― Израиля и Саудовской Аравии ― женевская сделка вызвала однозначное осуждение. Израильский премьер Биньямин Нетаниягу назвал облегчение антииранских санкций «исторической ошибкой». В Эр-Рияде также выразили недовольство переговорами, правда, анонимно, так как саудовские политики предпочитают воздерживаться от публичных высказываний на острые темы.

Обоим главным американским союзникам на Ближнем Востоке крайне досадно, что архитектором соглашения с Ираном выступила администрация Обамы. К тому же, как выяснилось, Вашингтон вел с Тегераном сепаратные переговоры, которые во многом и стали основополагающими для женевской сделки. Первая ирано-американская встреча состоялась еще в марте 2013 года, когда у власти находился Махмуд Ахмадинеджад, известный резкой риторикой в адрес как США, так и Израиля. Консультации проходили на территории Омана, султан которого умудряется поддерживать ровные отношения и с Вашингтоном, и с Эр-Риядом, и с Тегераном.

Американскую делегацию возглавляли заместитель госсекретаря Уильям Бернс и главный внешнеполитический советник вице-президента Джо Байдена Джейк Салливан. Всего с иранскими представителями было проведено пять встреч. Четыре из них состоялись уже после того, как пост президента Ирана занял победивший на выборах Хасан Рухани, представляющий либеральное крыло политической элиты Исламской республики.

Помимо ядерной программы обсуждались также иранское участие в сирийском конфликте (там шиитские власти Ирана поддерживают единоверца Башара Асада, которому противостоит суннитская оппозиция), режим безопасности в Ормузском проливе, который Тегеран периодически обещает закрыть для танкеров, следующих из Персидского залива. Чувствительной темой также является судьба американских граждан, находящихся в заключении в Иране, в том числе бывшего агента ФБР Роберта Левинсона (в 2007 году он решил отдохнуть на иранском курортном острове Киш и там пропал).

То, что в ирано-американских отношениях наметилось серьезное потепление, стало очевидным в конце сентября, после телефонного разговора Обамы и Рухани. Сначала планировалась даже их личная встреча в рамках Генеральной ассамблеи ООН, однако такой тет-а-тет сочли преждевременным. Только после этого США проинформировали своих союзников о секретных переговорах с Ираном.

Тайная дипломатия Вашингтона не нашла понимания в Иерусалиме и Париже: французских дипломатов даже обвиняли в срыве предыдущего раунда переговоров. Поэтому в Женеве Бернс и Салливан продолжали встречаться с иранцами в обстановке полной секретности. Госдепартамент не включил переговорщиков в список официальной делегации, их поселили в отдельной гостинице. На встречи с иранцами они приходили через черный ход и предпочитали пользоваться служебными лифтами и коридорами, чтобы не попасться на глаза журналистам.

Несмотря на кажущийся триумф, сделка с Ираном может выйти Обаме боком, особенно после его невнятной сирийской партии, когда он, по мнению критиков, фактически спас режим Башара Асада. Теперь у несогласных с текущим внешнеполитическим курсом Вашингтона появляется еще один козырь, и противники мягкой политики в отношении Тегерана не намерены признавать поражение.

В Конгрессе, например, оказались не в курсе закулисных переговоров, и это вряд ли сделает законодателей более покладистыми, когда речь зайдет о санкциях для Ирана. После заключения женевской сделки Обама лично позвонил Нетаниягу, чтобы успокоить союзника и заверить его, что американская поддержка останется неизменной. Однако израильский премьер сказал, что достигнутые договоренности для Иерусалима ничего не значат и он не может позволить «режиму, который призывает к уничтожению Израиля, обрести средства для достижения этой цели».

Нетаниягу намерен в ближайшее время отправить в Вашингтон команду экспертов под руководством своего советника по национальной безопасности Йосси Коэна. Им предстоит обсудить с американцами дальнейшие отношения с Ираном, целью которых должно стать полное искоренение ядерной угрозы со стороны Исламской республики.

Как бы то ни было, скептики, возможно, не так уж и не правы. По возвращении в Тегеран Зариф, объясняя суть женевской сделки по иранскому телевидению, подчеркнул, что соглашение является лишь временной мерой и Иран может выйти из него в любой момент.

Андрей Кузнецов, "Лента.Ру", 23.11.2013






* Все новости любых еврейских общественных организаций публикуются открыто и безвозмездно