Открытый информационный портал еврейской общины России и русскоязычной Диаспоры *. При творческом участии Агудас Хасидей Хабад Еврейской Религиозной Общины Любавических Хасидов
На главнуюrssДобавить в избранноеJewish Info

Новости
Комментарии
Аналитика
Общины
Персоналии
Библиотека
Форум
Полезные материалы



Кавказский общинный центр "Дорот" в Сдероте

версия для печати
Кавказский общинный центр "Дорот" в Сдероте
Тема: На «русской улице» Израиля

Прифронтовой город Сдерот расположен в нескольких километрах от сектора Газы. Сдерот занимает одно из первых мест в Израиле по численности выходцев из бывшего СССР и в частности Кавказа. Название города в переводе с иврита означает «проспект» или «аллея» и было получено в честь Еврейского национального фонда, производившего посадки деревьев вдоль дорог в рамках программы освоения и заселения северной части пустыни Негев. Годом основания города считается 1951 г., когда рядом с кибуцем Нир-Ам стали селиться в палатках репатрианты, выходцы из Марокко, Ирана, Курдистана, Туниса. Чуть позже стали строить бараки, и первый район получил название «Ма-берет Гевим – Дорот».

Русскоязычные израильтяне начали заселяться здесь с 1990-х г.г., за счет чего население города резко возросло. К 2004-му году здесь проживало 25 тысяч человек. Новых репатриантов притягивало сравнительно недорогие цены на покупку жилья по сравнению с центральными городами Израиля. Поблизости с городом расположены Негевский региональный колледж имени П.Сапир и нефтяные разработки кампании «Лаппидот». В черте города расположена крупная промышленная зона – предприятия по производству, сортировке и упаковке пищевых продуктов, металлообрабатывающие, текстильные, кабельные и другие фабрики. На протяжении девяти лет этот небольшой провинциальный городок на юге Израиля стал мишенью для боевиков террористической организации «Хамас». Палестинский город Бейт-Ханун находится всего в четырех километрах от Сдерота. За эти годы по нему были выпущены более семи тысяч ракет «Кассам». Но несмотря на это, жители города продолжают жить в обычном ритме, хотя в душе каждый из них изо дня в день постоянно переживает за своих родных.

В город Сдерот я поехала по заданию директора сайта «juhuro.com» Вадима Алхасова. Проехав немалый путь с севера Израиля на юг, я очутилась в небольшом тихом городке, где проживают 20 тысяч мужественных людей, сумевших выстоять в непростой ситуации регулярных ракетных обстрелов. Сдерот встретил меня чувством ожидания и страха, вот, мол, вдруг прозвучит сирена «Цева Адом» («Красный свет») и я тоже стану мишенью для террористов.

Пожалуй, нигде в мире не встретишь такого города, где на каждой остановке оборудовано бомбоубежище. Это бетонные небольшие квадратные комнаты с узким железным козырьком у кромки. Некоторые из них разукрашены цветными пейзажами. Рядом со многими домами полным ходом идет строительство пристройки - защитной комнаты. В первой половине дня в городе немноголюдно, мимо проезжает небольшой поток машин и, по правде сказать, даже не у кого спросить нужную мне улицу и дом. Помогли мне в этом (по телефону) жители города Вячеслав Алхасов и Хава Нахшунова.

Хава занимает должность директора кавказского общественного центра «Дорот» (Dorot community center Manager), в её распоряжении 10 штатных подчиненных и более 50 добровольцев, обслуживающих 7 500 общину горских евреев Сдерота. Узнав, что я собираюсь писать статью для американского сайта горских евреев, она согласилась, оставить в сторону свои многочисленные дела и встречи и провести со мной экскурсию по городу.

Центр «Дорот» («Поколения») располагается в здании бывшего детского садика, имеет два просторных зала и небольшую прихожую, из которой соорудили кабинет директора. Это вызывает неудобства для посетителей, им приходится входить в здание с внутренней части двора и часто слышать через дверь от работников и руководителя: «мисавив», что на иврите обозначает в «обход». Левую часть здания занимает женский клуб, где сегодня полным ходом идет подготовка праздничного вечера для пяти именинниц, участниц моадона «Гиль Заав» (клуба «Золотой возраст»). Другая же часть помещения больше напоминает прихожую четырехзвёздночной гостиницы с красивыми желтыми кожаными креслами и миниатюрными темно-красными столиками к ним. Рядом с ними школьная доска, два книжных шкафа, в которых среди книг на иврите замечаю знакомые книги горско-еврейских писателей. За компьютерами работают две миловидные девушки Вера Шаулова и Инна Левиева. К сожалению, в этом здании нет защитной комнаты, как объяснила мне Инна, оно зажато между жилыми домами и сюда не могут завести необходимое оборудование для того чтобы построить её.

- Что ты хочешь увидеть сегодня и с кем поговорить? – спросила меня Хава.
- Синагогу, муниципалитет и кладбище. Хотелось бы поговорить с раввином кавказской синагоги, с зам.мэрами, выходцами из Кавказа и навестить твою свекровь, мою тетю Розу (светлая ей память!). Но прежде давай поговорим с тобой, расскажи, пожалуйста, об общине горских евреев Сдерота.
 Сделав пару телефонных звонков и договорившись о встречах, Хава, то ли в шутку, то ли всерьёз, ответила:

- Ну, что тебе рассказать? Я думаю, чтобы хорошо ознакомится с нашей общиной, тебе не хватит одного дня и вряд ли можно уложиться в одну статью. Про то, как зарождалась наша общинная организация, как удается выживать под обстрелами и жить в постоянном страхе за своих родных можно сделать телесериал или написать книгу.
 О том, что Хава, супруга моего двоюродного брата Лёни, занимается общественной работой, я знаю не понаслышке, мы часто встречаемся с ней на конференциях и собраниях Всеизраильского Объединения кавказских евреев в Израиле. Она репатриировалась в восемнадцатилетнем возрасте из Дербента в 1993 году вскоре после свадьбы. В Израиле в семье Нахшуновых родилось четверо детей, два девочки и два мальчика. Воспитывая детей, Хава поступила учиться в колледж «Сапир» и занималась общественной работой по продвижению проектов для помощи в интеграции горских евреев в Израиле.

- Наша общественная организация берет своё начало с 2002 года, вместе с Ренатой Шалумовой и с двадцатью активистами, мы, как волонтеры, помогали многим нуждающимся в разрешении различных вопросов. Это был адрес для тех, кто плохо владеет ивритом и не знает израильских законов. Помимо этого было создано молодежное движение, для того, чтобы продвигать горско-еврейскую молодежь. На тот момент в Сдероте наблюдался большой процент трудных подростков. У многих из них были неприятности с полицией. И это очень сильно мешало нашим ребятам идти в армию. Как известно, они, в основном, стремились попасть в боевые части, но из-за судебных дел их просто не брали туда (не набирали баллы), а отправляли в хозяйственные части Цахала. В итоге им приходилось просто отказываться от воинской службы. Директором одной из старших школ, нам был выделено помещение-класс, где мы и открыли подростковый клуб. Активистами нашего движения был разработан проект под названием «Ноар Цаали» («молодые солдаты»), они занимались с ребятами допризывного возраста, заполняли с ними необходимые бланки на призывных пунктах, ходили по судам и социальным работникам, чтобы, как говорится, до армии их документы были чистыми. Затем этот проект «Джойнт-Исраэль» взял за основу и для других городов Израиля, где проживают кавказские евреи, назвав его «Зинук Ба-Алия» («Прыжок вверх»). Точно также мы помогали и девушкам проходить Ширут-Леуми (альтернативную службу) в госучреждениях - Бетуах-Леуми, Мисрад-А-пним, поликлиниках и больницах, но при этом сохранять все льготы, как при прохождении воинской службы. Мы одни из первых стали организовывать всеизраильские мероприятия по проведению «Лаг-ба-Омера» - в 2003 году в кибуце «Нир Ам» съехались 200 человек со всей страны. И вот недавно, в 2008 году в кибуце «Дорот» на «Лаг-ба-Омер» приняли участие 220 ребят. А с 2004 года мы стали ежегодно устраивать праздничные мероприятия на «Пурим» и в разных городах: Ор-Акива, Ашдод, Сдерот, Беер-Шева и Хадера.

- Хава, ты занимаешься общественной работой, которая отнимает массу времени. А ведь у тебя многодетная семья, надо успеть проводить детей в школу, и встретить из неё, вести домашнее хозяйство и просто отдохнуть после рабочего дня…
- Мне повезло с мужем, без его поддержки, я, наверное, не смогла бы работать. Леня часто нервничает, когда мы с семьей выходим погулять в город. На каждом шагу меня останавливают люди и обращаются с различными просьбами. Общественной работой я занимаюсь ради будущего наших детей. Десять лет тому назад наши ребята стеснялись говорить, что они родом из Кавказа. Зато теперь, когда мы добились многого, я твердо знаю, что они с гордо поднятой головой говорят «Ани кавкази» (Я - кавказский).

- Как тебе удалось создать такую успешно действующую организации?
- Со временем мы решили, что, работая на волонтерских правах, мало чего добьешься. И лучше всего создать свой общинный центр, куда могут придти наши люди за помощью для получения консультаций и другим вопросам. В колледже «Сапир» мы познакомились с представителями одного из американских фондов, и по рекомендации декана нам было выдано это помещение, сделан ремонт и приобретено необходимое оборудование. Компьютеры мы получили в дар от кампании «Нохи Данкнер».

- Есть ли у тебя заместитель и кто помогает составлять проекты?
- У нас несколько десятков проектов, которыми руководят координаторы, все они являются моими заместителями. И проекты мы делаем сообща, вот небольшой список успешно действующих проектов:

  • Национальный ансамбль «Зори Кавказа» насчитывает 60 человек и состоит из двух групп: одна для детей с 6 до 12 лет, а другая для старших с 13 по 35 лет работает с 2008 года. Руководят им хореографы Василий Мушаилов и Илья Садыков;
  • Молодежное движение «Мецад» (подростки-волонтеры) включает в себя 45 активистов;
  • Проект для дошкольников и школьников «Маавар батуах» (Уверенный переход), им руководят Белла Михайлова и Алекс Агарунов. Белла занимается отделом помощи детям в переходе из детсада в первый класс, Алекс школьниками, которые переходят из начальных классов в старшие;
  • Проект «Нова» (Nova) по работе с подростками с 14 до 18 лет. Цель проекта – воспитание в ребят основам лидерства и приостановить отток молодежи из Сдерота. Руководит им Инна Левиева;
  • Женский клуб состоит из трех групп. «Кафе Нашим» для возрастной группы от 40 до 70 под руководством Зины Мушаиловой. Со второй группой работает Натэла Грунова – трудоустройство, курсы, компьютеры и др. И третья группа для женщин до сорока – занятие спортом, различные лекции и т.д.
  • Вопросами подготовки и прохождения воинской службы проект «Зинук Ба Алия» - Алексей Ашуров;
  • Координатор в помощи получения высшего образования Роберт Юшваев;
  • Подростковый клуб «Бен-Гурион», где задействованы 60 подростков, руководит им Марк Ифраимов;
  • Юридическая консультация для помощи в разрешении судебных процессов с госучреждениями – получение пенсии, прожиточного пособия и инвалидности.


Помимо этого мы регулярно оказываем помощь малообеспеченным семьям. Недавно свыше пятидесяти семей получили подарки – электротовары, мебель, чеки на покупку продуктов. А десять семей значительную денежную помощь, я думаю этим самым, мы поможем им выйти из бедственного положения.

- За жителей Сдерота болеет весь еврейский мир. Трудно представить, как можно выживать под постоянными ракетными обстрелами…
- Каждый человек и каждая семья по-своему переносит эту ситуацию. Многие семьи на определенное время выезжают из города, но со временем возвращаются. И как ни странно, настаивают на этом дети, у них же здесь друзья и привычная жизнь, хотя и под ракетными обстрелами. Лично я, как и другие, матери в первые годы, вела себя очень беспокойно. Когда раздавались взрывы, первым долгом, начинала обзванивать школы и детсады. Но со временем поняла, как тяжело приходится в этот момент учителям и воспитателям. Представь себе, в классе раздаются свыше от 20 до 30 телефонных звонков, и не знаешь, что делать - успокаивать детей или отвечать всем родителям сразу? В настоящее время, мне как директору центра, все сообщения о местах падения ракет поступает на мобильный телефон. Страшно было, когда над головой моей двенадцатилетней дочери Эден дважды пролетали ракеты, когда после непродолжительного затишья вновь начинаются обстрелы, и младший сын испуганно моргает глазками и просит нас всех не выходить из дому. У него в детсаду воспитательница начинает паниковать во время обстрела, а дети уже по привычке напевая песню «Це-ва, а-дом, це-ва, а-дом» забегают в защитную комнату. На протяжении этих долгих девяти лет в состоянии войны, мы всячески стараемся отвлекать людей от страха. Для семей с детьми организовываем различные мероприятия и экскурсии за пределами города. Во время недавней войны «Литой свинец» в зоне обстрелов были все южные города Израиля. И как ни странно, наш город оказался более защищен, чем Ашкелон, Ашдод и Беер-Шева.
 После интервью мы с Хавой заехали в синагогу и муниципалитет. Синагога г.Сдерота, построенная в 2003 году меценатом из Австрии Амиэлем Якубовым, покорила меня своим великолепным оформлением изнутри. Цветные выгравированные стекла окон с названием 12 колен Израиля, мягкие синие откидные полированные кресла. Шульхан и Арон для Торы, выполнены в художественном оформлении - грозди винограда и Меген-Давид (звезда Давида). Над Шульханом в виде короны закругленная стойка, а дверца Арона для Свитков Торы напоминают необычайно красивые ворота Иерусалимского Храма. Нам удалось поговорить с раввином синагоги Менахемом Пейсаховым, с выпускником Московской ешивы «Махон Ран». Он приступил к своей почетной работе совсем недавно, месяц тому назад. Сегодня у него интересный ученик Илан Изияев, который пришел научиться у раввина надеванию тфилина и чтения молитв на свою Бар-мицву.
 В муниципалитете нас ожидал зам.мэра города Яков Рабинович. На муниципальных выборах в ноябре 2008 года со списком «Сдерот Хазака» (Сильный Сдерот), впервые в истории города два мандата получили выходы из Кавказа – Рафик Агарунов из Дербента и Яков Рабинович из Махачкалы. На мой вопрос, почему у него такая необычная для горских евреев фамилия Рабинович, он ответил:
- Я из рода знаменитых кавказских раввинов. Мой прадед Рувин был главным раввином на Кавказе. А его брат раввином г.Баку, которого во время сталинских репрессий расстреляли вместе с сыном. Наша фамилия была Рабаевы, но позже была изменена на Равинович. А в Израиле буква «в» читается как «б», вот и получилась фамилия Рабинович.

- Что вы можете сказать о положении в вашем городе, прекратятся ли, наконец-таки, ракетные обстрелы?
- Думаю, что пока существует террористическая организация «Хамас», обстрелы невозможно прекратить. Даже операция «Литой свинец» не дала ощутимых результатов. После прекращения огня по югу Израиля было выпущено свыше 200 ракет. Террористы применяют изощренные методы для пуска ракет. Стреляют с высотных домов, и сразу же, как крысы скрываются в бункерах, а при ответных ударах Цахала гибнут жители этих домов. Потом на весь мир кричат о том, что погибают мирные люди. Правда наши солдаты перед нанесением удара по месту пуска ракет сообщают по телефону, что будут бомбить то или иное здание. В Сдероте за эти годы погибли восемнадать человек, из них восемь родом из Кавказа. Количество раненых от ракет насчитывает несколько сотен человек. В нашем городе уже родилось одно поколение детей, а другие дети выросли в состоянии войны. Я хочу обратиться к мировому сообществу, чтобы они оказали помощь Израилю в защите мирных жителей, и наши дети смогли спокойно жить!

Беседовала Хана Рафаэль.

Благодарим за предосталвенный материал jtimes.ru






* Все новости любых еврейских общественных организаций публикуются открыто и безвозмездно