Открытый информационный портал еврейской общины России и русскоязычной Диаспоры *. При творческом участии Агудас Хасидей Хабад Еврейской Религиозной Общины Любавических Хасидов
На главнуюrssДобавить в избранноеJewish Info

Новости
Комментарии
Аналитика
Общины
Персоналии
Библиотека
Форум
Полезные материалы



Марина Солодкина: «Евреям не место в Германии!»

версия для печати
Марина Солодкина: «Евреям не место в Германии!»
Тема: В общинах Диаспоры

Германия оказалась единственной страной в мире, которая прошла полную денацификацию, но евреям не стоит уезжать туда на ПМЖ. Марина Солодкина считает: после катастрофы, которую немцы устроили европейскому еврейству в ХХ веке, еще не прошло ста лет, но ее народ уже успел все забыть и простить…
Г–жа Солодкина поменяла Москву на землю обетованную в 1991 году. С 1996–го и по сей день — уже пятый срок — депутат кнессета. Она плотно занимается темой Холокоста и как народный избранник продвигает международные соглашения о различных выплатах и компенсациях евреям — выходцам из бывшего СССР. Мы познакомились с ней в Киеве на международной конференции «Уроки Второй мировой войны и Холокоста», а беседуем — после просмотра документальных фильмов о трагедии еврейского народа, в числе которых «Мелодии Рижского гетто» Владимира Молчанова и «ИзГои — еврейские партизаны Белоруссии» Александра Ступникова.


— Эти пять фильмов, которые мы видели в рамках конференции, очень хорошие, но они совершенно на нас не работают, — говорит газете «Вести Сегодня» Марина Солодкина. — Они демонстрируют трагедию евреев на фоне силы нацизма. Но это не антинацистская пропаганда! Нужен шестой фильм — о том, как Германия заплатила и по сей день платит за свои злодеяния. О том, как главари были повешены или кончили жизнь самоубийством в расцвете лет. О том, сколько погибло немецкой молодежи из гитлерюгенда. Давайте покажем территориальное разделение Германии с потерей столицы, как советская империя распространилась до Берлина и 20 миллионов немцев почти 50 лет вынуждены были жить фактически по чужим правилам. Для Германии это было одним из худших наказаний, но такова часть платы за то, что она развязала такую войну.

— Помимо того, Германия выплачивает пособия евреям Израиля, пострадавшим в годы Второй мировой войны…
— Вот именно! Осознавшая свою вину Германия достойна всяческого уважения. Я встречалась с Ангелой Меркель — она однозначно стоит на нашей платформе. Мы прекрасно могли с ней общаться на английском, но она предпочла русский язык, и я считаю это показателем. Потому я и говорю: что вы мне показываете, как они маршируют? Вы мне покажите, как они платят по счетам — в прямом смысле тоже. Есть соглашение 1953 года, согласно которому Германия платит пенсии тем, кто приехал в Израиль из Германии до 53-го года. В 70–90–е годы были установлены новые соглашения между Клеймс Конференц и Германией об оплате ущерба узникам гетто и концлагерей — это ежемесячные выплаты в размере 1000 шекелей (300 — 350 долларов). Наши люди, которые ничего не получали в СССР, приехав в Израиль в 90-е, начали получать деньги как узники гетто и концлагерей! Вот мой отец получал по двум линиям — как узник гетто и как инвалид Второй мировой войны. И это он еще не дожил до того, как мы пробили закон о ветеранах Второй мировой войны. Нам удалось добиться пособий и для евреев — блокадников Ленинграда, проживающих в Израиле. Пробили с трудом, сначала нам говорили: мол, это была общая проблема и вообще можно было сдаться. Но евреи не могли сдаться! В итоге 7 — 8 тысяч наших людей все-таки получили единоразовую компенсацию как блокадники. Получают у нас и беженцы с оккупированных территорий, за исключением Москвы, Ленинграда и Волгограда — за эти города моя борьба еще продолжается. То есть насколько Германия могла быть богаче, если бы не развязала войну!

— Как вы думаете, не рискуют ли евреи, в массовом порядке переезжая жить на родину нацизма? Одни искупают свою историческую вину, другие — не задумываясь уезжают. Но есть и третьи, которые считают, что Германия уже получила критическую массу еврейства, ведь далеко не все немцы разделяют миграционную политику властей…
— С 90-х они пытаются восстановить довоенную карту Германии с еврейским населением. Там не селят всех репатриантов в одном месте, у каждого города своя квота на евреев. Вот была, скажем, община такой-то численности в Мюнхене — значит, евреев в том же количестве поселят туда, и так по всем немецким городам.
  Но могу точно сказать, что евреям в Германии не комфортно. Потому там они живут в «золотой клетке». Чтобы получить гражданство Германии, нужно прожить там ряд лет. Более того, вы не можете быть ни инженером, ни адвокатом. В Германии у евреев нет будущего, и уже начинается тихий переезд. Очень хорошо, что немцы понимают свою вину. Но было бы очень хорошо, чтобы и евреи помнили: туда все-таки не стоит ехать. Да, Гитлер уничтожал все народы, но только евреев убивали за то, что они евреи. Нацисты пришли к власти в 1933 году, а в 1939-м уже убивали евреев…

— Другими словами, риск повторения катастрофы в той же Германии все–таки возможен?
— Дело не в этом. У нас историческая память должна быть противоядием. Нельзя прощать…

— То есть нельзя покупаться на комфорт и блага?
— Очень хорошо сами люди сказали, есть такой еврейский анекдот про Германию: «Жить здесь очень хорошо, но откроешь окно — немцы в городе». Лично я очень чту немцев, они извлекли урок из прошлого и ведут себя очень правильно. Но я не понимаю наших людей, чьи родные погибли в немецких газовых камерах и которые едут жить в Германию. Моя бабушка погибла в украинском Хмельнике, в то время как дед и отец спаслись благодаря праведникам мира. Их спрятала простая русская женщина, ткачиха Александра Полищук. А потом сталкеры сумели переправить их из немецкой зоны оккупации в румынскую — румыны не убивали евреев. Все послевоенные годы, до самой смерти Александры, наша семья посылала ей подарки к праздникам — денег она никогда от нас не брала.

— Либерализм стал плодородной почвой для проявлений неонацизма и антисемитизма. Свобода слова, свобода собраний привели к маршам эсэсовцев в ряде европейских городов. Многие уже называют демократию палкой о двух концах…
— Попытки прикрыть оккупацией безобразные события военных лет — это не что иное, как фальсификация, подмена понятий. Почему в Германии нет полной свободы слова? Потому что они знают, к чему это приводит. Там очень четкие законы, определяющие ответственность за сказанное. Поэтому денацификация, на мой взгляд, — это в том числе и ужесточение законов.

— Можно ли ставить знак равенства между нацизмом и коммунизмом?
— Нет, это абсолютно исключено! Нацизм играл на расовых и национальных различиях, он воспользовался тем, что существовало в обществе как бытовой антисемитизм. Народный антисемитизм усилил в десятки раз государственный антисемитизм, он привел к геноциду евреев. И цыган. Отец рассказывал: когда к ним в гетто привезли цыган, те совершенно не понимали, почему их хотят убить. Евреи хотя бы понимали…
  Коммунизм, при всех его преступлениях, все же не подразумевал национального подхода, скорее классовый — как голодомор или сталинские репрессии. Это совсем другая болезнь, и смешивать их нельзя.

— Марина, как вы думаете, почему еврейские общины в разных странах не выражают своего отчетливого протеста против возрождения неонацистских настроений? Кому, как не им, помнить, чем это все закончилось?
— Я думаю, евреи просто устали от разборок с нацистами. Тот, кто хочет прекратить это раз и навсегда, должен уехать. Не дело евреев бороться в других странах, это не наша борьба. У евреев сегодня есть другой выход — свое государство. Да, в Израиле тяжело, да, мы тоже боремся за существование, я 120 налетов пережила в своем городе Ашкелоне. Я бы на месте европейских евреев сказала: «Да пошли вы все к черту со своими национальными правительствами и со своими вечными коллаборационистами!»
 
«Вести Сегодня», № 112.






* Все новости любых еврейских общественных организаций публикуются открыто и безвозмездно